Триумвират

Книги, телепередачи, музыка. Строгой тематики нет. Софта не подразумевается. Порнухи не подразумевается. Нецензурной лексики не подразумевается. Политики не подразумевается. Взаимная вежливость обязательна. Новости от гостей принимаются.

Всего новостей: 31 | В среднем за неделю: 0.06

Пользователей: 234

Администратор: ardt22

Модераторы: отсутствуют

Все новости дока: По названиям | По датам

Смерть на брудершафт. Мука разбитого сердца

Борис Акунин
Смерть на брудершафт. Мука разбитого сердца
(Фильма вторая)

Смерть на брудершафт. Мука разбитого сердца

«Смерть на брудершафт» — название цикла из 10 повестей в экспериментальном жанре «Роман-кино», призванном совместить литературный текст с визуальностью кинематографа. В эту книгу входят две первых «фильмы» цикла, в которых описано начало драматического противостояния российской и германской разведок в Первой мировой войне.

‘…«роман-кино» — это название жанра, к которому относится серия. Что это за жанр? Я придумал его сам, так что это мой очередной эксперимент над моими бедными читателями. Я знаю, что им от меня нужно только одно — чтоб я сочинял книжки про Эраста Фандорина и не отвлекался на всякие глупости. Но так уж я устроен, что мне необходимо все время пробовать что-нибудь новое. Мне до смерти надоели стилистические красивости и излишества, которые считаются акунинским опознавательным признаком. Мне захотелось написать текст, который будет лишен начисто литературных аллюзий и стилистически очень скуп. Чтобы я не выполнял за читателя всю работу по загрузке картинки и атмосферы. Пусть у читателя в воображении включится собственный кинопроектор. С этой целью я изобрел всякие незаметные глазу штуки и фокусы. Если, читая «Смерть на брудершафт», вы мысленно увидите кинокартинку, значит, метод работает. Помогают мне «операторы», то есть художники-иллюстраторы, которые рисуют для этого текстового кино стоп-кадры. Для первой повести — Игорь Сакуров. Для второй — Денис Гордеев. Стоп-кадров в книжке очень много, почти как в комиксе, и это для «взрослой литературы» тоже необычно. Всего повестей в этом цикле будет десять. И все они уже придуманы.’
Б. Акунин

Формат fb2 - с чем его едят.

Формат fb2 - с чем его едят.

Вся художественная литература в этом доке будет размещаться в формате fb2 и только в нем. Почему? На это есть несколько причин.

Во-первых, он, на мой взгляд, лучше всего подходит для художественной литературы. Он прекрасно позволяет организовать структуру книги (главы, подзаголовки, стихи, цитаты и т.д) Он позволяет вставлять в текст иллюстрации. Он без проблем читается как на PC, так и на КПК. Под него есть достаточное количество хорошего софта. Он открыт и стремительно развивается.
Во-вторых, причина шкурная. Сам я читаю книги именно в этом формате, поэтому все остальные форматы меня не очень беспокоят.

Под катом информация, достаточная для комфортного общения с форматом fb2

Смерть на брудершафт. Младенец и черт

Борис Акунин
Смерть на брудершафт. Младенец и черт
(Фильма первая)

Смерть на брудершафт. Младенец и черт

«Смерть на брудершафт» — название цикла из 10 повестей в экспериментальном жанре «Роман-кино», призванном совместить литературный текст с визуальностью кинематографа. В эту книгу входят две первых «фильмы» цикла, в которых описано начало драматического противостояния российской и германской разведок в Первой мировой войне.

‘…«роман-кино» — это название жанра, к которому относится серия. Что это за жанр? Я придумал его сам, так что это мой очередной эксперимент над моими бедными читателями. Я знаю, что им от меня нужно только одно — чтоб я сочинял книжки про Эраста Фандорина и не отвлекался на всякие глупости. Но так уж я устроен, что мне необходимо все время пробовать что-нибудь новое. Мне до смерти надоели стилистические красивости и излишества, которые считаются акунинским опознавательным признаком. Мне захотелось написать текст, который будет лишен начисто литературных аллюзий и стилистически очень скуп. Чтобы я не выполнял за читателя всю работу по загрузке картинки и атмосферы. Пусть у читателя в воображении включится собственный кинопроектор. С этой целью я изобрел всякие незаметные глазу штуки и фокусы. Если, читая «Смерть на брудершафт», вы мысленно увидите кинокартинку, значит, метод работает. Помогают мне «операторы», то есть художники-иллюстраторы, которые рисуют для этого текстового кино стоп-кадры. Для первой повести — Игорь Сакуров. Для второй — Денис Гордеев. Стоп-кадров в книжке очень много, почти как в комиксе, и это для «взрослой литературы» тоже необычно. Всего повестей в этом цикле будет десять. И все они уже придуманы.’
Б. Акунин

Токио не принимает

Рана Дасгупта
Токио не принимает

Токио не принимает

Рейс на Токио отменяется.
Пассажиры, застрявшие в крошечном аэропорту, развлекают друг друга странными историями.
Сказанием о сыне Роберта Де Ниро, дочери Мартина Скорсезе и их могущественных врагах — магах...
Притчей о двойниках, обреченных любить одну и ту же женщину...
Легендой о китайском юноше-парикмахере, которому всегда сопутствовала удача…
Тринадцать историй из тринадцати городов — мегаполисов Европы, Азии, США и Латинской Америки.
Тринадцать жутковатых, смешных, трагических и забавных сказок контркультуры!

Костры на алтарях

Панов Вадим
Костры на алтарях
(Анклавы 3)

Костры на алтарях

Мир Анклавов рационален до мозга костей: компьютеры и информационные технологии насквозь пронизали все сферы жизни, успехи генной инженерии достигли небывалых и даже пугающих высот, а сверхскоростные транспортные системы в корне изменили понятия о расстонии. Однако именно в этом мире разгорелась битва за обладание рукописью одного из последних представителей древней Традиции, само существование которого напрочь опровергало все законы материализма. В ожесточенной схватке сошлись храмовники Мутабор и высше иерархи Католического Вуду, китайцы и европейцы, опытнейшие сетевые ломщики и просто бандиты. Обладание таинственной книгой сулило победу в вечной битве за неоцифрованные даже в эпоху всесилия Цифры человеческие души. И в пропитанном виртуальностью мире вновь полилась реальная кровь.

Кесари и боги

Камша Вера
Кесари и боги (сборник)

Кесари и боги

В один горький день люди пролили кровь, свою и чужую, там, где этого делать не следовало. Многие помнят эту историю, но ни один из помнящих не может ее рассказать...
Когда-то, очень давно, великий воин и правитель отдал себя и весь свой род в залог за власть над будущей Империей. А его дальний потомок рискнул этим залогом ради своей любви...
С давних пор в один ужасный день – День Страха – древнее Зло поднимается над миром в поисках новых жертв...
Эти – или похожие – истории знают многие. Но, может быть, в этот раз все будет иначе?
Кроме романа «К вящей славе человеческой» и тематически связанной с ним повести «Данник Небельринга», в сборник вошел рассказ «День Страха».

Шепчущие никелевые идолы

Глен Кук
Шепчущие никелевые идолы
Whispering Nickel Idols

Шепчущие никелевые идолы

Гаррет — это человек в стране троллей, гномов, вампиров...
Гаррет — блестящий детектив, способный раскрыть любое преступление в мире магии, готовый идти на риск и даже в самых отчаянных ситуациях не теряющий спасительной иронии.
И теперь Гаррету предстоит выяснить, каким образом местный "крестный отец" оказался в коме, почему именно его совершенно чокнутая на почве убийств дочка унаследовала фамильный бизнес — и какое отношение к этой истории имеет странное дитя, молчаливо шляющееся за ним по пятам...
Приключения детектива Гаррета продолжаются!

^ Наверх